Ход 12. Зима 1777.

   Мунэнари сидел в бакалее и пил саке. Он отчаянно пытался залить свой позор, утопить его в опьянении и просто забыться. Никогда раньше монаху не приходилось сталкиваться со столь равнодушным отношением слушателей к его речам. Что случилось? Может теряются навыки публичных речей? Может быть одежда так истрепалась по пути в Этиго, что больше отвлекала, чем дополняла аскетический образ монаха? Одно лишь было ясно - никому и дела не было до духовных позывов. В этом городе людям так удобно живётся под покровительством своего клана, что они даже и помышлять не хотят о восстании. Может быть просто выбрано неудачное время: на дворе зима, и людям попросту холодно устраивать пикеты. На следующее утро, изнемогая от дикого похмелья, монах отправился в Фукусиму, чтобы попробовать силы своего красноречия там. Как раз по приезду туда он застанет весну, отличное время для новых начинаний.
   Эта зима в очередной раз стала одной из самых скучных за все последние годы. Такое время, когда не происходит практически ничего, всё буд-то бы замирает и очень медленно идёт своим чередом. Только Мотофуса и Гин были счастливы. Генерал грел ваби (тапочки) для Гин за пазухой, и когда она выходила, они отправлялись гулять по снежным улицам Удзэна. Они собирали снежинки на ладони и растапливали их своим горячим дыханием. Розовые от легкого морозца щеки горели, а глаза у обоих были чисты и свежи благодаря зиме. Мотофуса пробовал на ходу сочинять стихи для Гин, но получалась такая ерунда, что Гин заливалась озорным смехом, мягко затыкая возлюбленного поцелуем. А тот и не обижался, он возможно нарочно коверкал слова, чтобы поскорее получить заветный поцелую от своей любимой.
   Эти двое стали привлекать столько внимания, что Кунихира закрыл глаза на клановый контракт Гин и выделил им с Мотофусой отдельный дом на двоих. Гораздо больше, чем были их дома. Любовники так обрадовались, что в первый же вечер устроили в этом доме приём с угощениями и танцами, которые организовала Гин со своими служанками. Кунихира потом говорил, что никогда он не видел лучшей организации представления гэйся, чем в тот вечер. И всё потому, что Гин работала от души, а не за деньги или по контракту. Она делала это для красоты момента и чтобы угодить Мотофусе и щедрому Кунихире. Когда профессионал берётся за дело организации, каждая мелочь оттачивается до совершенства. И результат такой работы еще долго обсуждали языки в соседних провинциях.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария