Ход 11. Осень 1177.

   Ясухира, средний сын, приехал таки в осенний Мияги. Ему всегда больше всего нравилась осень своими красками и ощущением спокойствия перед зимой. Природа буд-то готовится ко сну и спокойно завершает свои летние дела, чтобы накрыться снежным покрывалом до весны. Жители встретили второго наследника тепло, дом был уже приготовлен, и во дворе, приложив руки к земле, склонили голову домашние слуги. Первым делом принца клана проводили в нагретую офуро (японскую баню) и купальщицы помогли ему омыть дорожную пыль вместе с усталостью. Не подглядывал за ними, но наверное не только с этим они ему помогли.
   Тем временем монах Мунэнари почти добрался до Этиго, остался лишь последний мост, за которым, если всё получится, его ожидает успех и повышение. Мунэнари никогда не был ортодоксом и всегда относился к религиозным делам очень практично, стремясь из каждого действия извлечь личную выгоду, что в принципе никак не влияло на результаты, поэтому мне, как его сюзерену, было не важно, как он к чему относится.
   Кунихира всю осень был занят на стройке, он расширяет Удзэн до твердыни, город должен расти. Утопая в расчётах и ведомостях, он всё же нашёл для себя в этом особенную прелесть. Ничто его так не радует, как готовая постройка, даже победа на поле боя. Видимо творчества в нём намного больше, чем разрушения. Сын вызвал к себе Гин чан и хотел было дать ей поручение отправиться на разведку в Фукусиму, но Гин, которая постоянно мёрзнет и теряется в зимних лесах, устроила истерику с литрами слёз, лишь бы хозяин сжалился и позволил ей провести эту зиму дома с Мотофусой. Кунихира только лишь махнул рукой, понимая, что от этой истерички ближайшие месяцы всё равно ничего дельного не добиться. Довольная  Гин тут же отправилась к Мотофусе, чтобы обрадовать его новостью о своей зимовке в Удзэне.
   А вот у Кунинобу дела шли не так радужно: несколько его агентов по организации майдана в Фукусиме были пойманы и казнены полицаями Сомы. Лишь чудом имя Кунинобу не всплыло, и он поспешил свалить из города в Мияги, чтобы помочь Ясухире. Он даже отправил впереди себя письмо, в котором посоветовал немедленно расширить портовую гавань, чтобы увеличить потоки торговли.
   А я отправил гонца в клан Амакасу. Целью был толстый троллинг. Я отправил с гонцом 56 коку риса, что по меркам кланов было чуть ли не насмешкой, настолько малая сумма. Однако Амакасу видать совсем плохи: они не только не разозлились, но тут же предложили и подписали мирный договор, чтобы закончить этот никому н нужный конфликт, но с условием, что мы становимся союзниками, и что мне непременно нужно будет поддержать его в случае войны. Что ж, я согласился, несмотря на то, что у нас даже нет торгового потенциала - в наших провинциях од и те же товары, что исключает возможность бартерной торговли, жаль.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария