Конные стрелки пошли с правого фланга к печенегам, надеясь на дальнобойные луки и сравнительно неплохую броню. Пехота с обеих сторон разворачивалась на бугристом ландшафте – рать перед ратью. Как только от обстрела полегло полдесятка печенегов, всё вражье войско двинулось навстречу моему.

Пока печенеги перестраивались и пришпоривали коней, их стало меньше, чем конных литовских стрелков, а пока доскакали до моей пехоты и начали её обстреливать – сами уполовинились. Алгимантас решил атаковать наглых арбалетчиков, выбежавших перед своей пехотой и принявшихся готовиться к стрельбе по литовской рати. Тем временем степняки завели хоровод перед балтийцами, теряя людей от флангового обстрела моих конных лучников.

Арбалетчики стрелять передумали, но убежать за спины воинов с секирами не успели – княжьи рынды стоптали почти сотню и повернули назад. А пехота сшиблась стенка на стенку.

Виляя туда-сюда, печенеги выбили из сёдел пару наших конных стрелков, но сами ужаснулись потерям и обратились в бегство, числом в 25 всадников. Алгимантас уже собирался обходить вражеских пехотинцев с левого фланга, но вовремя заметил опасность: навстречу уже возвращались невероятно быстрые степняки, оправившись при отступлении. Князь со свитой немного отъехал в тыл, а позади сражающейся пехоты развернулись россыпью конные литовские лучники и встретили подъехавших печенегов от души.

Тем временем один из отрядов балтийцев пошатнулся и обратился в бегство от воинов с секирами – князю со свитой пришлось контратаковать самых опасных врагов, с высоким уроном и антикавалерийским бонусом. Правда, их к тому моменту оставалось всего 72 человека, а свиты – 51.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария