Копейщики и топорники отправились поближе к охотникам, а вся конница принялась срочно ловить пленных – разбегаются в разные стороны, а надобно никого не упустить: тогда Псков осаждать не придётся.

К сожалению, переловили не всех. Мои потери составили на удивление мало – 63 человека всего. Псковичи потеряли убитыми 508, пленными – аж 2147, унесли ноги 92, но укрепление осталось без гарнизона вообще. Из всего войска хватило длины хода, чтобы войти в опустевший и притихший Псков, лишь Владиславу со свитой да конным стрелкам – Свелгатас с пехотой остался вне стен. Чтобы отбить у жителей всякие мысли о бунте, князь отдал Псков на потеху воинам. После разграбления порядок сразу стал 105%, но снос виселиц ради скорейшего прироста убавил его до 90%. Так удачно казнивший еретика Маргирис сразу повернул с Минщины на Псковщину через Полоцкую волость – в новообретённых землях язычества всего 21%. Похоже, скоро понадобится ещё один жрец, а то и два – для Минска и для Гродно.

А тем временем Алгимантас атаковал мятежников на дороге между Минском и Киевом. Те не отступили – наших 978 человек, их 945. Три роты балтийцев и два потрёпанных отряда топорников, отряд конных стрелков и князь со свитой – с одной стороны; две роты воев-копейщиков и одна – ратников с копьями, отряд воинов с секирами и столько же лесных жителей, рота воев с самострелами и группа конных печенегов-стрелков – с другой стороны. Что же, будем надеяться на княжью свиту: всё-таки 53 всадника у правителя – это не 31 у какого-нибудь свеженанятого генерала.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария