Возможно, выпитый днём глинтвейн распалил сашину страсть, но он еле дождался, пока уснёт Серёжка. Так и норовил прикоснуться ко мне, или прожигал взгядом, молчаливо обещая ночные наслаждения.
Вот уже Серёжка после дневных переживаний и приключений равномерно засопел, а Сашка взял меня за руку, и вывел из комнаты, прошептав:
- Боюсь, мы Серёжку разбудим.
В полумраке небольшой кухни сашина страсть зажгла и меня, я увидела, что он подготовился.
Я даже и не заметила, укладывая Серёжку, что Саша умудрился на полу расстелить спальный мешок, организовав место для занятия любовью.
Нежность той ночью перемешивалась с дикой страстью. Саша обладал мной как никогда одновременно сдержанно и яростно. Начал он с ласк, перемещаясь губами по телу по сантиметру, ощупывая и отыскивая в свете луны из незашторенного окна мои самые чувствительные точки.
Я чувствовала, что он еле держится от непосредственного контакта, порой замирая рядом со мной, раззадоривая меня ещё больше.
Лёжа на полу, лишь слегка смягчённым тонкой тканевой поверхностью, я чувствовала, как улетаю к вершинам давно не посещаемых пиков наслаждения.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария