В своём домике я собрала  своим мужчинам одежду и обувь в об'ёмный пакет. Взяла продукты, и, не заметила, как преодолела весь путь и вскоре уже осторожно постучала в гошину дверь.
Как будто он меня ждал - дверь открылась моментально, и меня обнял аромат глинтвейна, ошарашив, вскружив голову. А может, это было действие маслянистого гошиного взгляда, его ласкающей улыбки? Гоша протянул руку:
- Давай, помогу, - невольно или нарочно, но он почти полностью накрыл мою руку, перехватывая пакет, и втягивая меня в коттедж.
Тихонечко я прошептала:
- Гоша, всё прошло. Не мучай меня больше.
Его улыбка стала только шире:
- Ну другом семьи-то я быть могу?
Мне нечего было ответить, и не хотелось давать Саше повода для ревности долгим общением с  Гошей наедине, и я прошла в комнату.
Устроились мои купальщики с комфортом.
Саша с Серёжкой сидели на одной кровати, на другой, по видимому, было гошино место. А посередине стояли прикроватные тумбочки с разложенными на них богатствами.
С краешку притулились четыре стакана.
- Мама, гляди, сколько всего, - у Серёжки блестели глаза.
Я протянула сыну и мужу пакет с одеждой:
- Вижу, сколько всего, переодевайтесь. А майки в пакет сложите - я их постираю и Игорю верну.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария