Сашка затушил и свой окурок рядом с моим, и мы вернулись в комнату.
Я скулила, от обиды и боли, перемешанной с ревностью. Муж оставил меня одну, но через минуту вернулся.

В одной руке у него было полотенце, которое от приложил к моим обожжёным пальцам - оказалось, что в ткань были обёрнуты кубики льда, в другой - тарелка с замороженной вишней, из которой мы вместе, обливаясь соком, с месяц назад вытаскивали косточки.
Краем полотенца я промокнула слёзы.

Сашка, наконец, заговорил:
- Любаша, выслушай внимательно и не перебивай. Всё, что думаешь об этом, скажешь после.

Я кивнула, но жестом, приподняв и поставив бокал, попросила себе налить ещё шампанского.

Саша плеснул мне шипящего напитка, в который я добавила щедро ягод замороженной вишни, и продолжил:
- За пощёчину я прошу у тебя искреннее прощение. Виноват, знаю, должен был сдержаться.
Но к тому, что ты нашла в нашей машине, я не имею никакого отношения.

Было в сашиной интонации что-то такое, что у меня успокоилась и сердечная боль.
Но он продолжил:
- Это или случайность, или чей-то злой розыгрыш. Мне очень жалко, что ты засомневалась.

Сашка редко произносил такие длительные речи, и, взяв мой бокал, допил его содержимое в один глоток.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария