Через полчаса моих звонков, которые я усилием воли старалась совершать не чаще раза в пять минут, раздался звонок с незнакомого номера.

Сердце рухнуло вниз, я ответила дрожащим голосом:
- Да?
- Алло, Маша? - голос был незнакомый, да и я не Маша.
- Вы ошиблись, - быстро нажала отбой, вдруг Саша перезвонит, увидев массу пропущенных от меня звонков.

Воображение рисовало массу вариантов, от самых безобидных до самых ужасных.

Дурацкая страшная ситуация. И сидеть дома я не могла, и идти моих мальчиков искать тоже - боялась с ними разминуться.

Но всё же я оделась, и села в прихожей на пуфик.
Вспомнила примету, о которой мне рассказывала бабушка, а я всё над ней смеялась. Что нельзя, когда кто-то в поездке полы мыть дома. И сама же себя обрывала: когда семья дома - убраться невозможно.

Поворот ключа в двери нашей квартиры показался мне самой красивой музыкой, которую я слышала.

Веселые, довольные, с огромными пакетами и длинными чехлами с новыми спиннигами, появилсь мои мальчики.
Опустившись на колени, я обцеловывала, поливая слезами, сына, вызвав его удивление:
- Мам, ты чего? Мы и тебе кое-что купили.

Сашин голос сверху вторил сережкиному:
- Любавушка, ну ты что? Мы ещё в один магазин заехали, потом ещё в один.

Я резко распрямилась, и отпечатала пощёчину на щеке мужа:
- Позвонить мог? - Саша молчал, и я, будто сорвавшись, не стесняясь сына, ударила ещё раз, и ещё, и ещё.

От ударов уже горела ладонь.  Получив ответную пощёчину тяжёлой мужской рукой, я прикусила губу, и почувствовал сладко-солоноватый вкус крови, бессильно опустила руку.

Саша обнял меня, целуя щёку, которую ударил.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария