Мы шли домой, а ревность мешала мне дышать.
Ни на чём не основанная, кроме любезности моей начальницы, ревность разбудила в дополнении к себе мои подростковые комплексы. Мне стало казаться, что такой мужчина, как Вова, пусть даже обратив внимание, сможет быть со мной надолго.

Вова потряс мою руку, и спросил:
- Евдокия, ты где витаешь?  Я спрашивал, какие подарки твоим родителям купить лучше?, - он развернул меня к себе лицом, - что подскажешь?
- Здесь я. Мама будет цветку живому рада, папа - чаю, я тортик испеку, - сообщила я варианты, - пойдём быстрее, я что-то устала сегодня.

- Сейчас доберёмся, и я тебе массаж сделаю расслабляющий - отдохнёшь.
- Спасибо, Вова.

То, что делал дома со мной Вова , трудно было назвать простым классическим массажем.
Положив меня, полностью раздетую, на живот, он начал смазывать меня , разминая круговыми движениями, каким-то ароматным кремом, начиная с щиколоток, и постепенно поднимаясь выше к шее.
Затем стряхивающими движениями в стороны проделал руками обратный путь, и перевернул на спину.

Снова начав с щиколоток, он разминал мои голени, переднюю часть бедер, и чуть разведя мои ноги в стороны, начал целовать меня в самое сокровенное место.
Руками он поглаживал мой живот, натирая кремом и его, и пытался дотянуться до груди.

Языком он совершал круговые движения вокруг чуткого бугорка, чередуя это с другими приёмами. Чуть сжав его губами, посасывал, затем дул на увлажнённую плоть, заставляя моё сердце биться чаще.

Ревность и комплексы улетучивались с каждым ударом сердца. Абсолютное счастье и безмятежность захлестнули меня вместе с волной оргазма.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария