Всё же я решила вначале посчитать, а после уже беспокоить Нику и Макса.

- двадцать девять, тридцать, - у меня невольно наворачивались слёзы, но я старалась сдерживаться, - тридцать один, - хлопнула дверь под'езда, и снова шаги по бетонным ступенькам, - пятьдесят восемь, - с огромным букетом нивяника и пакетом,  в джинсах и белой рубашке, чисто выбритый, на площадке появился дядя Вова.

- Евдокия, красавица, прости, что ждать заставил, - он обнял меня, расцеловывая, - долго стоишь?
- Триста пятьдесят восемь секунд, - я улыбалась совпадению оттенка нашей одежды, - и четырнадцать лет, - добавила  после поцелуя в любимые губы.

Дядя Вова вручил мне букет, открыл двери, и пригласил меня к себе в квартиру:
- Проходи, будь хозяйкой.
Радующийся хозяину и мне Анчар поскуливал и бил хвостом, вертясь у наших ног, пес заложил уши назад, отчего вид у него стал радостно-дурашливый.

По полам было видно, что они свежевымыты,  и я без раздумий стала разуваться, уважая труд хозяина.

- Подожди, сейчас, - дядя Вова выудил из пакета милые домашние тапочки со пушистой оторочкой, - прошу.

Он второй раз за текущий день стоял на коленях у моих ног.
Перед тем так обуть меня в уютную домашнюю обувь, он погладил под'ем, потёр щиколотку, и пробежал по голени каждой ноги, вызывая у меня мурашки по телу.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария