Самое странное и страшное о чем, я сейчас вспоминаю, это были места наших тусовок. Во-первых, это была "вертушка" для прохода людей на КПП нашей воинской части. Она была довольно далеко от дома и могли часами упражняться в оре матерных песен, крутясь на ней.  Во-вторых, недостроенный деревянный дом в лесу, где нас часто заставали и выгоняли. А в-третьих, железная дорога. Надо ли говорить, что я теперь ни за что не разрешу своему ребенку часами сидеть на рельсах посреди леса или под железнодорожным мостом. Не понимаю, как нас только уберегла судьба. Сплющить монетку, привязать к рельсам уродливую куклу по имени Пека ее младшей сестры Нади, просто ходить по шпалам было для нас пределом изобретательности. Мы как-то не сговариваясь, каждый раз шли к нашему мосту на железной дороге, чтобы украсить его очередным муравьем от продиджи. Нашим самым главным девизом того времени была фраза "Что хочу, то и ворочу". Мои родители были в тихом ужасе. Сказать, что они совсем не рады были нашему с ней общению, значит просто ничего не сказать. Они откровенно ненавидели дерзкую девчонку, которая превратила их отличницу-дочь в нечто озлобленное и сбившееся с пути. Учеба была безжалостно выброшена из наших голов. Пришло наше время. Его гимном были отпетые мошенники, звучавшие изо всех окон и требовавшие: Люби меня, люби. Одевались во что попало, красили брови зеленым карандашом, однажды она на спор пришла в школу с мешком из под картошки вместо портфеля. У нашей классухи прибавилось повода пить корвалол на переменах и она окончательно ушла в запой. Надо ли говорить, что Саша курила как паровоз. Само собой я - нет. Мы были так близки, но какими же разными мы были всегда. Внутри меня всегда оставался благоразумный страх разочаровать родителей и разочароваться в себе. Когда не было денег на сигареты Петр 1, она делала самокрутки из дедоских бычков из под примы. Вот материлась она, когда приходилось это курить. Я ржала.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария