Спастись бегством у мятежников не выходит и они вступают в бой. Погода ясная, атаковать приходится под горку – но численный перевес в ближнем бою сказывается быстро. И хотя под ударами топоров копейщики несут большие потери, ряды лесных жителей тают  на глазах – даже прекратившие стрелять и присоединившиеся к обшей рукопашной пешие стрелки ненадолго сдерживают натиск моих балтийцев. Вскоре вся пехота мятежников обращается в бегство, а копейщики принимаются преследовать стреляющих всадников. Такие же всадники, только свои, россыпью обходят холм с правого фланга и атакующая бегом с горки пехота догоняет замешкавшихся кавалеристов противника. Недолгая стычка, ржание коней – и бой оканчивается ловлей пленных.

Вот что значит идти в бой под обстрелом, да без лат – 311 человек погибло. Мятежников полегло 396, сбежало 26. Рать вернулась в Гродно, пополнять потери. Конников в Вильно придётся отправлять на переформирование, а там ещё после Юрьева рота побитая пополнения ждёт…

На переходе хода к вольному Пскову с растущим как на дрожжах гарнизоном явился Новгородский епископ миссионерствовать. В Юрьеве-то мой Маргирис камлает. С Галичины притопал угорский купец, потом из-под Турова – киевский.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария