Маме я звонил каждый месяц. Вестей про Данияра по-прежнему не было. К этому я тоже начал привыкать, хотя неизменно спрашивал о нем маму. Наверное, я просто смирился с тем, что мой друг куда-то уехал, почему-то никому ничего не сказав, и я ничего не могу изменить, во всяком случае, пока нахожусь за границей. Я только искренне надеялся, что с ним всё в порядке.
Рождество я встречал вместе с бабушкой Мэри, хотя Тим и предпринимал отчаянную попытку затащить на праздник, который устраивали однокурсники. Не то чтобы я боялся повторения того инцидента, о котором старался не вспоминать. Просто было неинтересно. К тому же, Рождество для американцев – семейный праздник, и мне было гораздо приятнее встретить его вместе с бабушкой Мэри, которая стала моей семьёй.
Ее подарок стал для меня неожиданностью. Сам так замотался с промежуточной аттестацией, что просто не успел купить даже символического сувенира. Похоже, по моему смущенному взгляду она все поняла, засмеялась и поспешила меня успокоить, сказав, что я сам для нее как подарок, ведь я не отправился к друзьям и не бросил ее одну в Рождество.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария