Утром стало невыносимо стыдно. Бабушка Мэри все-таки вызвала врача, несмотря на мои горячие протесты. Я и без всяких врачей понимал, что никаких серьезных повреждений, за исключением, пожалуй, сломанного носа и нескольких ушибов я не получил. Эти парни знали, куда бить и как бить.
Бабушка Мэри никак не выказывала своего осуждения, не требовала от меня никаких объяснений, пока я сам не поднял эту тему, попросив прощения за случившееся и поблагодарив за заботу и понимание.
- Медет, мальчик мой, - сказала она серьезно. – Тебе не за что просить у меня прощения. Я знаю, что ты ни в чем не виноват. Я только прошу тебя, не делай того, что ты задумал.
- О чем вы? – опешил я.
- Я знаю, что ты сейчас думаешь о мести. Не нужно этого делать. Не нужно пытаться что-то доказать этим парням, у тебя все равно этого не получится. Ты только наживешь себе еще больше неприятностей. Обещай мне, что не будешь пытаться им отомстить.
- Не буду. Обещаю.
Я сдержал свое слово, хотя мне до отчаяния хотелось врезать тому подонку, или хотя бы плюнуть в лицо.
Боль от побоев прошла на удивление быстро, и я смог вернуться к занятиям.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария