За угрозой последовал удар в живот - мне даже не удалось ни оправдаться, ни защититься. Резкий выпад левой рукой заставил меня согнуться от боли, повиснув на руках удерживающих меня приятелей Джона. Хватка ослабла, и я снова рухнул на асфальт, потеряв сознание.
Когда я очнулся, вокруг никого не было. Тело казалось чужим, не слушалось, а каждое движение отзывалось нестерпимой болью. Стиснув зубы, я осторожно поднялся, стараясь не делать слишком резких движений. Меня вело из стороны в сторону и мутило от боли, и колотило от злости, которая, наверное, и придавала мне сил, не давая снова растянуться на асфальте.
До дома бабушки Мэри я доковылял практически на автопилоте. Она встретила меня на крыльце, помогла подняться по ступенькам и пройти в комнату. Она не стала ни о чем спрашивать, и в тот момент я был очень благодарен ей за то, что мне не пришлось объяснять, что со мной приключилось. Не помню, как смог раздеться и добраться до кровати, скорее всего и тут не обошлось без помощи моей заботливой хозяйки. Стоило принять горизонтальное положение, и спасительная тьма мгновенно окутала разум.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария