На сердце скребли кошки, совершенно не помню, как добрался до дома бабушки Мэри. Обедать я не стал – не было аппетита. Впервые за время моего пребывания в этом доме я заперся в своей комнате. Хозяйка попыталась постучать и обеспокоенно спросила, что случилось и не обидел ли меня кто-то. Я ответил, что хочу побыть один, стараясь говорить как можно вежливее. Она деликатно не стала настаивать, и ушла к себе.

Глава 7. Воспоминания
Ночью мне опять приснился сон, который мучил меня на Родине. Только вместо моей кровной бабушки на руках меня держала миссис Хадсон, руки её были такими же успокаивающими и нежными. А потом, как всегда, навстречу везущей нас машины проскакал всадник. Но в этот раз на вороном жеребце, с крупа которого хлопьями падала пена, ехал Данияр. Он был худой, одежда больше походила на лохмотья. Его глаза лишь на секунду встретились взглядом с моими, и он умчался прочь.
Я отчаянно закричал:
- Данияр, постой, друг! Тебя все ищут! Постой, - крик застыл у меня в горле, когда я посмотрел ему вслед.
На спине у Данияра сквозь рваную рубаху просматривались кровоточащие раны и синяки.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария