Холодок молочного коктейля, который я потягивала по дороге домой, слегка меня успокоил.
"Волноваться из-за встречи с когда-то любимым Гошей - слишком много чести для него", - подумала, заходя домой, и разгружая пакеты с покупками.

После обеда мы разложили на полу коврик-пазл из вспененной резины, и всей семьёй начали собирать конструктор. Это было весело, но время от времени в памяти всплывали, помимо моей воли, наши с Гошей встречи.
Взаимные пикировки остротами в общей компании переросли в недолгую дружбу, сдавшуюся под напором гормонов беззаботной юности, и превратившуюся в страстный роман.
Длился он довольно долго, около двух лет, но ни к чему хорошему не привёл.

Из грустных размышлений меня выдернул голос сына:
- Мам, ну ты чего? Это же крыло, куда ты его прикрепляешь?

Я вздохнула, и встала с коврика:
- Всё, мальчики, продолжайте без меня. Пойду девчачьими делами займусь.

Автоматически отдавала себе команды, как роботу: снять постельное бельё, отправить его в стирку, постелить свежее, стараясь не думать, не вспоминать, не ворошить.

Но память вышла из повиновения окончательно.
И я снова вернулась в тот страшный день.
Гоша позвонил и назначил мне встречу на перекрёстке, пояснив, что у него сломалась машина.
После двухлетних любовных отношений в случайных местах: в автомобиле; в домах и на дачах всех, даже шапочно, знакомых; в отелях и  комнатах на час, когда позволяли финансы, я ждала предложения выйти замуж.
Ведь Гоша неустанно твердил, что кроме меня, ему никто не нужен.

Почему-то, собираясь тогда на свидание, я была уверена, что вот сейчас, в этот тёплый, но ветренный осенний день меня, наконец-то, Гоша позовёт замуж.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария