Я прижимала к груди нивяники, ощущала стук своего сердца, и чувствовала себя самой счастливой.

-Дядя Вова, - тихо позвала я, и подождала, пока он распрямится и посмотрит мне в глаза, - дай я тебя поцелую?
- Целуй! - он улыбался, - но я тебя шлёпну и положив обе руки на мои ягодицы, прижал к себе, - зови без "дяди"!

Всю нежность вложив в поцелуй, я  обняла своего мужчину, уронив букет на тумбу, где его начал обнюхивать Анчар.

- Пойдём, - прервал Вова затянувшийся поцелуй, - поудобнее устроимся.
- Да, и цветы поудобнее устроить нужно, пока на них Анчар гадать не начал, - я склонилась, и погладила мохнатую голову собаки между ушей.

На кухне нашлась ваза, и букет украсил небольшой круглый столик, трансформирующийся в овальный, совершенно нефункциональный в типовых угловатых квартирах, но придающий невероятный уют пространству.  

Его я помнила со времён своего детства. Здесь мама Вовы учила меня и Веронику кулинарить, развлекая до прихода родителей, и совмещая это с пользой для нашего воспитания.

Сейчас он был сервирован белыми тарелками, высокими бокалами, вазой с клубникой и ажурной резной деревянной подставкой с белыми салфетками

- Поужинаем? - предложил Вова, перехватив мой взгляд на стол.
- Попозже, если ты не голоден, - я вытерла мокрые руки, и обняла его, - возьми меня, Вова, не могу больше ждать.

- С превеликим удовольствием, Евдокия, - взяв меня за талию, он повёл меня  в спальню.

Проходя мимо тумбы, я прихватила с собой лежащий на ней клатч.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария