Мне хотелось, чтобы дядя Вова поскорее ушёл, не внося ещё бОльшую сумятицу в мою и без того больную голову, и не хотелось с ним расставаться, одновременно.

Он деловито передвигался по моей кухне, и это не вызывало у меня ни малейшего раздражения. Непрожитая любовная история моего детства, казалось, оставившее меня навсегда наваждение, вернулось вначале горячечным кошмаром, а теперь всколыхнулось, подпитываемое заботой.

Бормотал умиротворяюще закипающий чайник, меня клонило в сон.
Дядя Вова мял клюкву ("где же он её летом нашёл?" - лениво проскользнула мысль), растирая её с сахаром:
- Тебе витамины нужны, сейчас зелье приготовлю, оно тебя в два счёта вылечит, - он снял со своей щеки сок брызнувшей в него ягоды, - и будешь лучше прежнего, жаль, мёд тебе, пока температура, нельзя, ещё бы целебнее настой стал.

Послушно я выпила зелье, оказавшееся вполне вкусным морсом, и с грустью отметила про себя, что дядя Вова собирается уходить - он убрал всё в холодильник, снял со стула сумку.
- Ну, я пошёл, Евдокия.

- Спасибо, дядь Вова, - в который раз сказала я, и, понимая что это, возможно, единственный шанс реализовать мечту своего детства, потянувшись на цыпочках, поцеловала его в губы.
Комментарии
Комментариев нет
Авторизуйтесь для добавления комментария